• Следственный комитет по Оренбургской области: глава Оренбурга Евгений Арапов подозревается в получении взятки
  • Ford отзывает 3968 автомобилей Focus, C-Max, Mondeo и Kuga в России из-за возможных проблем со сцеплением
  • «Северный поток-2» получил все разрешения в России
  • Количество кибермошенничеств в России за полгода выросло в семь раз
  • Канадская компания поставит Украине снайперские винтовки на сумму $770 тысяч

Антон Назаркин: «Задачи, чтобы «летели головы» - нет. Мы хотим помочь заказчикам стать лучше»

Антон Назаркин: «Задачи, чтобы  «летели головы» - нет. Мы хотим помочь заказчикам стать лучше»
29.12.2014 11:58

В этом месяце был опубликован ежегодный рейтинг прозрачности закупок, составляемый некоммерческим партнерством «Национальная ассоциация участников электронной торговли». Эта организация в течение 10 лет учавствует в работе по совершенствованию законодательства в части размещения госзаказа, а ее председатель Антон Назаркин является членом комитета Торгово-Промышленной палаты РФ по развитию системы закупок. Участники рейтинга – государственные закупщики федерального, регионального и муниципального уровня, а также корпоративные заказчики. О том, как проводится оценка, о худших и лучших результатах регионов и городов Урала, а также о том, какую цель преследуют организаторы рейтинга, рассказал «Панораме УрФО» Антон Васильевич лично.

Сейчас актуален вопрос общественного и государственного контроля муниципальных и госзакупок. Как, по-вашему, чья оценка эффективнее – государства или общественности?

Общественный контроль – относительно новое понятие, сегодня популярное, однако, стоит отметить, что деятельность Национальной ассоциации участников электронной торговли ведется с 2003 года, задолго до введения подобного определения в обиход, и закрепления некоторых базовых прав организаций общественного контроля в рамках 44-ого Федерального закона. Таким образом, никто не запрещал организациям заниматься анализом рынка государственных, муниципальных, корпоративных и частных коммерческих закупок ранее – чем, собственно, мы занимались, занимаемся и будем заниматься. С другой стороны, мы должны понимать, что для эффективного осуществления такого общественного контроля государство, прежде всего, должно обеспечить инструменты, возможность ведения такой деятельности. Чем больше возможностей и доступа к данным, непосредственным показателям деятельности государственных, муниципальных и корпоративных заказчиков – тем полнее, состоятельнее, достовернее и качественнее оценка их деятельности. Таким инструментом, я считаю, выступил официальный сайт для размещения информации о заказах. Если ранее получить информацию о производимых закупках можно было, только направив официальный запрос заказчику, то сегодня для нас анкеты заказчиков - это лишь один из источников данных.

Что касается эффективности или неэффективности оценки, а также авторства таковой, считаю, что основой доверия всегда является открытая методика оценки показателей участников рейтинга, отсутствие субъективных, экспертных критериев. А также готовность не только проставлять оценки заказчикам, но и конкретно указывать им на те проблемные места, с которыми нужно работать. Мы работаем с любым участником, кто обращается к нам за расшифровкой показателей значений критериев, независимо от полученного им уровня прозрачности, всегда готовы предоставлять исходные данные, использованные для расчетов, и совместно вырабатывать рекомендации по повышению эффективности закупочной деятельности.

По каким критериям оценивается прозрачность закупок муниципалитетов?

Критерии оценки для федеральных, региональных, муниципальных заказчиков едины, так как они ведут свою закупочную деятельность в рамках 44-ФЗ. Методика находится на официальном сайте в открытом доступе. Среди них - данные и показатели, характеризующие интенсивность конкуренции, степень результативности конкурсных процедур, фильтрация заявок на участие и экономическую эффективность конкурсов. Участники из корпоративного сектора оцениваются по степени информационной открытости и регламентированности закупочной деятельности компании, по доступности информации о правилах проведения процедур и прочим показателям.

В оценке госзаказчиков регионального уровня самую низкую среди уральских субъектов оценку (базовую прозрачность) получила Курганская область. Кроме того, ни один регион УрФО не получил высочайшую оценку рейтинга. Что, судя по этому, можно сказать о прозрачности закупок на Урале?

Мы никогда не проводили деление участников НРПЗ на федеральные округа, и не ставили себе задачу сравнить средние показатели. Однако, мысль интересна, и в рамках НРПЗ-2015 мы предоставим такую статистику.

Курганской области, если от них поступит в оргкомитет Рейтинга соответствующий запрос, готовы предоставить расшифровку показателей критериев и исходные данные для подсчета, чтобы уполномоченный орган мог сделать выводы и совершенствовать свою закупочную деятельность. Насколько я помню, ХМАО-Югра получил уровень «Высокая прозрачность» в рамках НРПЗ-2014. Это, конечно, не высшая оценка, но, тем не менее, показатель достойный. Если посмотреть на методику оценки, можно увидеть, что она позволяет оценить ряд важных, основополагающих аспектов эффективного ведения закупочной деятельности: выбор наиболее прозрачных типов закупочных процедур, стимулирующих уровень конкуренции, уровень экономии бюджетных средств, профессионализм заказчика в рамках исполнения своих обязанностей перед законом и так далее. Если заказчик находится в нейтральной («Средняя») или отрицательной («Базовая» и «Низкая») областях оценки, конечно, ему есть над чем работать.

На днях в прессе появилась информация о том, что Сургут получил самую высокую оценку рейтинга прозрачности среди госзаказчиков муниципального уровня. Каковы ключевые положительные моменты?

Что касается Сургута, то описанные в предыдущем пункте мной аспекты применяются к Сургуту абсолютно так же, набранное количество баллов позволяет отнести его к уровню «Гарантированная прозрачность».

А вот другую организацию, контролирующую закупки – проект ОНФ «За честные закупки», наоборот, насторожила работа властей Сургута в организации госзаказов. Так, представителей фонда заинтересовал контракт администрации на закупку валенок более чем на миллион рублей. Почему такое различие в оценках?

Стоит отметить, что в рамках проекта НРПЗ мы не смотрим на состав конкретной процедуры закупок, а оцениваем деятельность заказчика в целом. Трудно оценить дорого это или дешево – закупить валенки за 1,2 миллиона рублей. Если реально заниматься таким случаем, то нужно провести целый перечень мероприятий по выяснению всех обстоятельств данной проведенной закупки. И не факт, что, помимо критики и факта «интереса» к этой истории, выяснится, что имели место противозаконные действия. Напомню, что мы собрали за период НРПЗ 2014 данные о более 2,5 миллионах процедур закупок и о более 5 миллионах контрактов. Для меня провести расследование каждого случая из 2,5 миллионов процедур представляется трудновыполнимой задачей. В случае использования участником Рейтинга предоставленных нами данных, можно проводить работу со всеми подведомственными организациями. Более того, по запросам участников мы проводим внутренний рейтинг подведомственных организаций, чтобы заказчику было удобно начать работать точечно с теми организациями, которые имеют низкие показатели. Замечу, что всё сотрудничество с участниками Рейтинга производится нами на безвозмездной основе. Многие даже звонят и спрашивают: «Сколько стоит принять участие в церемонии награждения победителей?», и удивляются, что бесплатно.

Для чего нужны подобные рейтинги? Хотели ли бы вы, чтобы результаты вашего рейтинга напрямую влияли на дальнейшую работу организаторов закупок? Например, проводились бы прокурорские проверки в муниципалитетах и в регионах, которые получили наихудшую оценку, и наказывались бы конкретные люди (увольнение, лишение премии, выговор)?

Я не только хотел бы, но знаю точно, что те участники Рейтинга, которые внимательно относятся к методике, запрашивают у нас данные, позволяющие им реально оценить уровень эффективности ведения закупочной деятельности, и делают соответствующие выводы, – на себе чувствуют ценность этого внешнего инструмента контроля и инструмента поддержки принятия решений. Хотел бы я, чтобы «летели головы»? Нет, конечно, это не может быть целью. Основная цель Рейтинга, и она остается неизменной с момента его создания – помочь заказчикам стать лучше, а не просто вывесить раз в год таблицу с баллами и местами.

Валерия Лошкарева

Добавить комментарий